«Необязательно делать великие вещи. Можно делать маленькие, но с великой любовью»

Рассказ 4: Кацэ и мотоцикл

Опубликовано в Юмор
/
30 Ноя 2015

Неугомонный Кацэ придумывал все новые приключения для соседей, необъявленная оккупация тамбура продолжалась. Но попытка с мотоциклом, поселить его временно на этаже для ремонта колеса, потерпела полный провал, несмотря на продуманное ночное секретное вторжение. Бабушка Роза, на свою беду, «не дремала» и была на чеку в ту ночь, как надёжный пограничник. В два часа ночи все проснулись сначала от жуткого грохота, что-то в тамбуре загромыхало «крупногабаритное», потом многочисленные железные тазики зазвучали духовым оркестром и всё это сопровождалось воплем Кацэ от баса до тонкого писка:

— Не прошёл, акаццццааа! Ооой! Ногааа!

А в завершении зазвенел сиреной жуткий вопль бабы Розы:

— Аааа! Замуровали! И-и-и-з-верг!

Мой Муж рванул спасать Бабу Розу, Кацэ и то…, что не прошло, акацццааа. На нашей площадке мой муж был главным спасателем Кацэ: это уже было неоднократно — и когда Кацэ шёл с двумя арбузами под мышками, споткнулся, упал и застрял в ящике, ногами вверх. Арбузы отпускать он не планировал, а из-за коротеньких ножек не мог встать, так и пришлось его за шиворот с двумя арбузами под мышкой поднимать из ловушки-ящика. А ещё пришлось спасать, когда Кацэ застрял под своей ржавой Волгой, как всегда ремонтируя её, лёжа под капотом на старенькой промасленной куртке. Это спасение обсуждал весь двор «Китайской стены». В тот вечер Кацэ пищал, как поросёнок. Оказывается… пока он отвинчивал какую-то деталь, колесо стало сдуваться и старая Волга начала проседать и придавливать Кацэ. На счастье, мой муж-спасатель возвращался домой с работы, и вытащил Кацэ из-под капота за ноги, как визжащего поросёнка, буквально на последней секунде от возможной трагедии. И вот опять, уже ночью нет никому покоя от неутомимого Кацэ:

— Ну что ещё там натворил Кацэ, — буркнул муж, и , не теряя ни секунды, выскочил на площадку. Он знал, что опять дело в секундах, и был прав, застав картину «маслом от Кацэ» — в тамбуре в дверном проёме застрял настоящий мотоцикл, Кацэ не смог его протащить в проём и застрял на полпути, и теперь сидел верхом на мотоцикле задом-наперёд, нет вернее, висел вниз головой, попой вверх, с зажатой, с одной стороны, ногой. Вторая нога вырисовывала пируэты в воздухе, пытаясь объяснить, что очень больно и неудобно, а голос у Кацэ становился всё тише «Ой, нога!». А у стены, слегка придавленная дачными железными воротами шипела Баба Роза:

 — Вот изверг, чего удумал, матацикал тащит к нам! Не пущуууу!

 Ну, а дальше, как всегда – ночное собрание соседей в тамбуре, торжественное спасение Кацэ и бабы Розы, клятва Кацэ «Никогда больше не буду!» и «До пятницы всё уберу!», Зойкины причитания «И сдался ты на мою голову!» и «Опять опару на блины ставить!», и счастливые радостные крики детворы, которые не спят, несмотря на глубокую ночь и радостные бегают в пижамах, спотыкаясь о железные тазики, пустые ячейки от яиц и прочую «полезную» в хозяйстве ерунду, которая хранится под важным грифом Кацэ «а вдруг пригодится».

Наконец, все спасены, клятвы «всё убрать» даны, «матацикал» соседями дружно спущен на грузовом лифте в палисадник и надёжно привязан к дереву до утра. Кацэ, прихрамывая на одну ногу, уже скрылся в свою двухкомнатную норку, Зойка попричитав, извинилась за мужа и со словами «За мной блины с вареньем», тоже ушла отдыхать.

А дети с хныканьем «Уууу, жаль, что уже всё веселье закончилось и надо спать!» грустные разошлись по квартирам. Так прошло пол ночи с соседями, которых не выбирают, но утро было намного «жизнерадостней». Опять пахло на весь этаж вкусненными Зойкиными блинами на дрожжах, да ещё с малиновым и персиковым вареньем. Такие блины пекла только она, и мы уже назвали их «примирительные блины». И если кто-то из соседей говорил: «О, сегодня Зойкиных блинов поедим!» — это означало, что Кацэ опять что-то натворил.

Зойка угощала сегодня утром блинами щедро, и все улыбались, особенно дети были довольны, вспоминая весёлую ночь.

А баба Роза, махнув на Кацэ в дверной проём кулаком, пригрозила «У-у! Изверг!», но откусив кусок блина с малиновым вареньем, улыбнулась:

— Блины у тебя, Зойка, просто чудо! А муж, К-а-а-ацэ, балбес!

Оставить комментарий